ГЛАВА 10 СУДЬБА

На несколько следующих дней мы погрузились в уютную обыденность. Джаред возил меня в колледж, возвращался посидеть со мной во время обеда, а затем дожидался меня после окончания учебы. Вечерами я занималась, Джаред тренировался, а засыпать я привыкла в его объятиях. Каждый раз, когда он перевязывал мне рану, меня охватывал страх: она заживала, а значит, наших ночей вместе оставалось наперечет.

Девчонки, обычно обедавшие с нами за столом, привыкли к Джареду, а парни всячески старались демонстрировать равнодушие к нему. Границы были очерчены весьма четко. Лиза даже пригласила Джареда прогуляться с ней ночью; он ответил на это удивленным недоумением, к веселью всех, кто обратил на это внимание.

Я заметила, что Райан нарочито говорит только со мной и игнорирует все фразы, вставленные в разговор Джаредом. К четвергу напряжение за столом достигло предела.

– Ты придешь сегодня на групповое занятие или нет? – спросил Райан, будучи явно не в духе.

– Не уверена, какие у нас планы на вечер.

Джаред посмотрел на меня и собрался было ответить, но Райан не дал ему рта раскрыть.

– Что? Тебе нужно разрешение? – возмутился он.

Я посмотрела на него и ответила:

– Это называется вежливостью. Тебе стоит попробовать.

Джаред тихонько прикоснулся к моему колену – не иначе, хотел успокоить. Это не сработало. Райан был весьма искусен в щекотании нервов.

– Ты странно ведешь себя в последнее время, – прищурился он. – Мне это не нравится. Но это не значит, что я ничтожество.

– Ты сказал это, не я.

– Ты переехала к этому парню, – Райан махнул рукой в сторону Джареда, – больше не разговариваешь с друзьями, пропускаешь занятия в группе… Я делаю то, что положено другу: пытаюсь удостовериться, все ли с тобой в порядке.

– Она звонила мне вчера вечером, – высказалась в мою защиту Бет, но Райан не обратил на нее внимания.

Мое лицо пылало жаром.

– Нет, ты ведешь себя не как друг. Ты суешь нос не в свои дела.

Райан выпучил глаза:

– Ты придешь на группу или нет?

– Приду, – прорычала я.

Поведение Райана моментально изменилось.

– Так. Может, ты захочешь потом перекусить?

Джаред сильнее сжал мое колено.

– Райан, это не смешно, – холодно сказала Ким.

Тот продолжал выжидающе смотреть на меня. Все, кто сидел за столом, следили, как мы отреагируем – я и Джаред.

– Меня заберет Джаред. Мы уже спланировали, где поужинать.

– Ты же говорила, что пока не знаешь, какие у вас планы, – не унимался Райан.

Я наклонилась вперед и недовольно вздохнула, стараясь передать мое настроение на другую сторону стола.

Наконец заговорил Джаред:

– У нас есть планы на каждый вечер, где ужинать, Райан. Будем рады, если ты к нам присоединишься.



Я бросила на Джареда удивленный взгляд и обратила внимание, что на его лице не было и тени сарказма.

Райан нахмурился, он оказался не готов получить столь искреннее приглашение от Джареда.

– Думаю, я пас.

Я самодовольно улыбнулась и обратилась к Джареду:

– Ты готов?

– Да, – ответил он, пригнулся и поцеловал меня в лоб.

Лиза и Керри замерли.

У дверей класса Джаред поставил мою сумку на пол рядом со мной и выдвинул ручку.

– Спасибо, – поблагодарила я и быстро поцеловала его.

– Думаю, ты проболтаешься тут, пока не кончится групповое занятие.

– Правильное заключение.

– Позвони мне, когда будешь заканчивать. Я отвезу тебя в «Скалу».

Я поморщилась:

– Глупо, что тебе приходится сидеть и ждать меня. Почему бы тебе просто не прийти?

– Нина, я занимался этим последние три года. Тебе нужно проводить время с друзьями, иначе они начнут беспокоиться за тебя.

– Беспокоится один Райан, только с ним сложности, – сказала я, поглаживая Джареда по рукаву пиджака.

– Он ревнует.

Я сморщила нос:

– Мы просто друзья.

Джаред улыбнулся и поцеловал меня в макушку:

– Значит, увидимся позже.

Как только закончились занятия, я пошла в «Эндрюс». Ярко светило солнце, я начала получать удовольствие от прогулки, и тут рядом нарисовался Райан.

– Привет, – сказал он.

– Привет, – ответила я, не слишком радуясь, что оказалась с ним в компании.

– Ладно тебе. Ты не так уж и злишься, – подзадоривал Райан, кладя руку мне на плечо.

Я съежилась от его прикосновения.

– Райан, ты хотел унизить меня на глазах у всех. Какой в этом смысл?

– Я тебе объяснил, в чем смысл. Беспокоюсь я о тебе, понятно?

Из моей груди вырвался саркастический смешок. Я никогда не бывала в большей безопасности, чем с Джаредом.

– Нина… – сказал Райан и замедлил шаг.

Я пошла дальше, но он схватил меня за рукав и развернул к себе:

– Нина!

– Что? – недовольно спросила я, стараясь не споткнуться о свою сумку на колесиках, потом выдернула руку из его захвата и расправила рукав.

– Ты должна признать, что всю неделю будто без вести пропадала. Что с тобой происходит? Ты с этим типом едва знакома.



Пытаясь придумать правдоподобное объяснение, я мялась, а сама понимала: в глазах Райана и всех остальных ситуация именно так и выглядела, но защитить себя и сказать правду я не могла.

– Я не съезжалась с ним. У меня инфицированная рана, и каждый вечер он делает мне перевязки. Когда все заживет, я вернусь в «Эндрюс».

От этой мысли я невольно нахмурилась.

– Он мог бы делать это в «Эндрюсе», – возразил Райан.

Конечно, он был прав, мы с Джаредом оба понимали, что перевязки – неудачный предлог. Мне не нравилась мысль о том, что Джаред проводит ночи в «эскаладе» под окнами «Эндрюса», а сам он был бы рад-радешенек жить так, как мы жили сейчас, постоянно. Но ни того ни другого я объяснить Райану не могла.

– Что тебя так волнует? – спросила я, продолжая путь к общежитию.

Райан, руки в брюки, шел рядом.

– Я подумал, что ты слишком быстро сходишься с ним. Тебе надо сделать шаг назад, подождать. Ты только что познакомилась с этим парнем, а вы уже кажетесь давно женатыми. У тебя есть и другие друзья.

От возмущения я выпалила:

– Ничего подобного! Я не забыла, что у меня есть другие друзья. С Бет и Ким я говорила каждый вечер с тех пор, как переехала к Джареду.

– Но со мной ты не говорила, – обиженно буркнул Райан.

Я округлила глаза, радуясь, что мы наконец-то добрались до «Эндрюса».

– Ты хочешь, чтобы я начала звонить по ночам? Тебе от этого станет лучше?

– Возможно. Твой муж будет против?

У меня глаза чуть не вылезли из орбит, я вынула из кармана ключи.

– У меня нет на это времени.

– Не возражаешь, если я войду?

– Думаю, нет. Ты и так уже почти вошел.

Я открыла дверь и сразу закатила сумку в шкаф. Райан уселся на кровать Бет и радостно смотрел на меня.

– Что? – спросила я, ожидая язвительного замечания.

Он пожал плечами и поставил на пол рюкзак.

– Ничего. Просто ты такая нелепая.

– Это почему же? – осведомилась я, стягивая пальто.

– Ты потратила уйму времени, чтобы притворяться, будто злишься на меня, хотя сама прекрасно знаешь, почему я сказал то, что сказал. Тебе нравится быть со мной; тебе нравится быть с ним; единственная разница – в том, что на этой неделе ты решила поиграть с ним в общий дом.

Я подняла брови, предчувствуя битву.

– Правильно ли я поняла намек? – Я разулась.

Он криво улыбнулся:

– Все относительно. Ты собираешься швырнуть в меня ботинками?

– Думаешь, завлекаю? – крикнула я, сжимая ботинок в руке.

– Ну-у… – тянул он, наблюдая, как разгорается моя ярость. – Просто пошутил!

Райан поднял руки вверх, ожидая, что сейчас полетит башмак. Когда опасность миновала, он продолжил:

– Я этого не говорил. Но, думаю, тебе не следует жечь мосты, вот и все. Ты вся с головой ушла в жизнь с субъектом, которого совсем не знаешь. Не боишься упустить что-нибудь из-под носа?

Я понимала, о чем шла речь, но не собиралась вознаградить его прозорливость ответом. Вместо этого я припала к ноутбуку и напряженно следила, как оживает экран.

– Когда ты туда пойдешь?

– Тогда же, когда и ты. – Райан пожал плечами и растянулся на кровати Бет.

– Я, скорее всего, не выйду раньше половины восьмого, – сказала я, положила ногу на ногу и закинула обе на стул.

– Отлично.

Я непонимающе уставилась на него:

– И что ты намерен делать здесь целых четыре часа?

– Общаться с тобой. Теперь моя очередь, – фыркнул Райан.

– Ого! Ты как будто делишь меня, – с отвращением сказала я.

– Да, – ответил он, даже не думая обижаться.

– Брось это.

Райан расхохотался и сцепил пальцы за головой. Я посмотрела, как он пялится в потолок. Ему не на что было рассчитывать, и я с нетерпением ждала, когда он переборет глупую страсть и мы снова сможем стать друзьями.

Четыре часа пролетели быстро. Мы обсуждали прошедшую неделю, хотя я старалась обходить стороной подробности того, что происходило на чердаке у Джареда. Мы говорили как обычно, и это было здорово. Мне не хватало Райана.

Он оказался прав: быть в его обществе мне было приятно не меньше, чем с Джаредом, но все происходило совершенно иначе. С Райаном мне всегда было легко, однако наше общение не возбуждало меня. Я не чувствовала, что в комнате не хватает кислорода, когда в ней нет Райана. Он всегда маячил где-то на задворках моего сознания, и мне было больно, когда он страдал, но кое в чем он ошибался: различие заключалось не только в том, чтобы поиграть в общий дом.

В «Скалу» мы прибыли последними. По дороге Райан захотел перекусить, и отклонение от курса стоило нам хороших мест.

При нашем появлении Бет улыбнулась мне:

– Привет!

– И тебе привет. Где ты была?

– У Чеда, – весело ответила она.

Я посмотрела на Чеда; казалось, он был сильно расстроен общением с собственным ноутбуком.

Мы с Райаном принесли стопку конспектов, чтобы было чем заняться, и принялись за работу. Через час я решила сделать перерыв и позвонить Джареду.

– Привет, – мягко ответил Джаред, снявший трубку после первого же звонка.

– Я просто звоню узнать, как у тебя дела. Хочешь, я принесу тебе кофе или еще что-нибудь?

– Нет, милая. Считай, что меня здесь нет.

– Мне не нравится, что ты сидишь там один на холоде.

– Это моя работа, помнишь? Хотя я не прочь увидеть тебя, – добавил он.

– Я тоже. – Сказав это, я поморщилась: не могла придумать ничего поизящнее. Радовало, что Джаред, судя по всему, отнесся к моим словам иначе.

Потом я вернулась к ребятам. Райан скорчил гримасу.

– Не начинай, – предупредила его я.

Райан встряхнул головой и вернулся к чтению книги, потом немного поерзал на стуле и наконец тяжело вздохнул.

– Ты опять поедешь к нему? – отважился он на вопрос.

– Это тебя не касается, – сказала я, углубившись в решение заковыристого уравнения.

– Он, кажется, говорил, что у вас были планы насчет ужина. Ужин ты пропустила – так, может, останешься сегодня здесь?

– И все равно это не твое дело, – пробормотала я, водя глазами по тексту.

Любое обсуждение моих намерений насчет ночи привело бы к новой ссоре, а у меня не было настроения продолжать препирательства.

Приступая к третьему предмету, я взглянула на часы.

– Эти часы идут правильно? – спросила я у ребят.

Все дружно подняли глаза к большому круглому циферблату на стене, а потом посмотрели на свои наручные часы и мобильники. Вразнобой подтвердили, что да, все верно.

– Что такое? – спросил Райан, потягиваясь и следя за тем, как я складываю в сумку вещи.

– Уже поздно. Мне нужно идти.

Я вытащила телефон и нажала кнопку быстрого набора, чтобы позвонить Джареду. Он не ответил. Я выбежала за дверь, огляделась и стала торопливо спускаться по лестнице; колесики сумки громко стукались о каждую ступеньку. «Эскалады» не было.

Только без паники. Он, должно быть, отъехал в какое-нибудь укромное местечко – пыталась убедить себя я. За десять минут я прошла примерно по кварталу в обе стороны. Поиски не принесли результата. Джаред не позволил бы мне блуждать одной в темноте; его здесь не было.

Сумка летела следом за мной, едва касаясь земли, пока я неслась через двор университета к своей машине. И я ужасно обрадовалась, что Клер припарковала ее на средней автостоянке. Я придумывала всевозможные объяснения внезапному исчезновению Джареда, но разум неуклонно возвращался к аду, через который мне пришлось пройти неделю назад. Предупреждать о разрыве отношений было не в обычае Джареда.

Когда я добралась до машины, легкие болели от нагрузки и холода. Я повозилась с ключами и едва не сорвала дверцу с петель, резко распахнув ее и бросив сумку на пассажирское сиденье. Взвизгнули шины, и я вырвалась на улицу. По дороге я проклинала все встречные светофоры, отнимавшие драгоценное время.

Я подъехала к дому Джареда и набрала в грудь побольше воздуха. «Эскалады» не нашлось и здесь, однако я все же попыталась достучаться. Мои глаза были прикованы к круглой дверной ручке: я так надеялась, что вот сейчас она повернется и дверь откроется. Где-то вдалеке лаяли собаки, и мне вдруг стало не по себе. До этого момента я и не задумывалась, какое чувство безопасности давало мне присутствие Джареда; раньше этот проулок не вызывал у меня ни малейшего беспокойства.

Я вернулась к «бимеру» раздавленной. Джаред обязательно позвонил бы, не развивайся события по наихудшему сценарию. Либо он нарушил свое обещание не бросать меня, либо находился в опасности. Прошло еще двадцать минут. Джаред не звонил. Мне стало трудно дышать, воздуха не хватало, а глаза наполнились слезами.

Вдруг раздался стук в окошко, и я вздрогнула. Снаружи показалось безупречное лицо Клер. Она вытаращилась:

– Погоди. Кое-что случилось. Я здесь, чтобы впустить тебя в дом.

Мгновение я ошалело пялилась на нее. Слова Клер ничего не объясняли, но теперь я знала: Джаред послал сестру открыть мне дверь в дом, и половина страхов исчезла.

– С ним все в порядке? – спросила я, двигаясь вслед за Клер по переулку.

– Угу… да. Ты слишком беспокоишься, – ответила Клер; ее раздражение не скрывала даже темнота.

Она прошла впереди меня по металлической лестнице, а потом отворила дверь. Я взбежала на чердак и повалилась на кровать. Меня охватило невыразимое чувство покоя, и я залилась слезами – беззвучно, чтобы избежать дальнейших насмешек Клер.

Потом я услышала ее легкие шаги: Клер поднялась по лестнице и остановилась рядом с постелью. Я вытерла глаза.

– Вау, – без всякого выражения произнесла она, чавкая комком жвачки, слишком большим для ее маленького рта. – Почему ты не идешь в душ?

Я не ответила.

Клер вздохнула и села на кровать с той стороны, где спал Джаред. Я на мгновение замерла и приготовилась услышать язвительную отповедь. Однако Клер сидела молча.

Я бросила на нее смущенный взгляд и спросила, шмыгая носом:

– Ч-что… Что ты делаешь?

– Мне положено сидеть с тобой, – объяснила она скучающим тоном.

– Сидеть со мной? Зачем?

– Просто так. Иди прими душ, а? С тобой одна морока.

Я снова шмыгнула носом и поплелась в душ: сил спорить не было. Клер никогда не упускала возможности заставить меня почувствовать себя полной дурой, но я была уверена, что она понимала причину моих слез. Я быстренько выполнила все вечерние процедуры, беспрестанно прислушиваясь к звукам, доносившимся снаружи: не вернулся ли Джаред.

Когда я закончила, Клер была внизу. Я натянула на себя одну из футболок Джареда – жалкая замена, но сойдет на время, а потом он сам придет. Стоило мне забраться под одеяло, как вернулась Клер, – безупречное чувство момента.

Она вдруг отвернулась от меня и неуверенно изрекла:

– Это любимая футболка Джареда.

Я посмотрела вниз и сделала ужасное открытие: футболка была жутко затасканной. Темно-серая хлопковая ткань истончилась, а на груди едва виднелись выцветшие буквы. Рассмотрев их, я улыбнулась: оказывается, это футболка с концерта «Red Hot Chili Peppers» четырехлетней давности. Я взглянула на Клер, у нее на лице появилось нечто похожее на улыбку.

– Отец взял его с собой на этот концерт, – медленно произнесла она, садясь на край кровати.

– Ты похожа на него, – сказала я.

У Гейба были такие же светлые волосы, и Клер унаследовала его льдисто-голубые глаза.

Их немедленно затянуло пеленой ярости.

– Не смей говорить о нем! Ты… – Она оборвала себя на полуслове. – Иди спать, Нина.

Засыпать, когда рядом с тобой, как тюремный страж, сидит Клер, не слишком приятно, поэтому я повернулась к ней спиной и сосредоточилась на Джареде. Интересно, чем таким он занимается, что даже не позвонил. Я открыла рот, чтобы спросить Клер, но, вспомнив о ее настроении, передумала.

На циферблате загорелись нули, и часы переключились с «после полудня» на «после полуночи». Джаред не звонил, и я до того встревожилась, что готова была просить Клер связаться с ним. В этот момент моя стражница встала и подошла к перилам. Хлопнула наружная дверь, металлические ступеньки завибрировали под тяжестью шагов, после чего входная дверь тихо отворилась и закрылась. Клер вглядывалась в темноту, пока звук шагов приближался к нам, и вот показалась голова Джареда.

Его вид привел меня в состояние шока. Лицо было испачкано грязью и кровью, рубашка, пиджак и джинсы – тоже. Костяшки пальцев опухли и кровоточили. С некоторых длинными полосками была содрана кожа.

– Джаред? – крикнула я, сбрасывая одеяло и выскакивая из постели ему навстречу.

– Все в порядке, – сказал он, не подпуская меня к себе. – Я грязный. Позволь мне запрыгнуть в душ.

Не проронив ни слова, Клер спустилась вниз.

Джаред мылся, а я ходила взад-вперед по комнате и грызла ноги. И вот он вышел из душа, одетый и чисто выбритый, от недавнего потрепанного облика осталось лишь одно напоминание – начавшие подживать костяшки пальцев.

– Что случилось? – спросила я предельно серьезно.

– Прости, что не дождался тебя. Возникло неотложное дело, – сказал Джаред, глядя на мою руку без повязки.

– Это заметно. – Я скрестила на груди руки. – С тобой все в порядке?

– Да. Доусон болтался около «Скалы»; явился отдать тебе визит. Мне пришлось действовать быстро. – Джаред приблизился ко мне, чтобы достать из-под кровати аптечку.

– Мистер Доусон? – испуганно переспросила я.

– Он был вооружен и еще имел при себе… – Скулы Джареда напряглись. – Кое-какие принадлежности.

– Какие принадлежности? – едва смогла выговорить я и села на кровать.

– А такие, которые используют, чтобы связать кого-нибудь и пытать. Он собирался сегодня воспользоваться этим набором.

Я шумно сглотнула. Если бы не Джаред, не знаю, где бы я оказалась. Даже думать об этом было страшно.

Мой защитник продолжил, не поднимая глаз:

– Больше он тебя не побеспокоит.

– Ты…

Я смотрела, как Джаред молча наносит мне на руку мазь с антибиотиком. Порез уже превратился в ярко-розовый шрам, инфекция давно сошла на нет.

После долгой паузы Джаред ответил на мой незаданный вопрос:

– Я не убил его. Хотя не могу сказать, что мне не пришлось поупражняться в сдержанности. Доусон поделился со мной кое-какой информацией, но этого было мало. И я дал волю эмоциям. – Джаред вздохнул и покачал головой. – Этот мерзавец отключился раньше, чем успел сказать мне все, что нужно.

– Ты пытал его, – произнесла я, наблюдая, как Джаред закрепляет последним куском пластыря безупречно повязанный бинт.

В ожидании ответа я внутренне сжалась. Джаред, которого я знала, не был способен сотворить то, что я вообразила.

– Я хотел переломить подлецу хребет и швырнуть в воды Наррагансетта, чтоб он оттуда не выплыл. Его счастье, что остался жив.

Такая была у Джареда работа – защищать меня любой ценой. Я не могла и представить, какие понадобятся жертвы.

– Что ты узнал?

– Мы обсудим это завтра. Тебе надо отдохнуть, – шепнул Джаред, осторожно уложил меня в кровать и поцеловал ладонь забинтованной руки.

Он хотел отстраниться, но я сжала его пальцы и не отпустила.

– Я беспокоилась, ехала сюда и хотела молить, чтобы ты не бросал меня.

Джаред рассмеялся:

– Где тот параллельный мир, в котором тебе придется умолять меня о таком?

– Я была вынуждена сорвать два микрофона и едва не замерзла под проливным дождем, чтобы вернуть тебя. Приехать к тебе домой и постучаться – не самая крайняя мера.

На лице Джареда застыла боль.

– Я заметил твою машину перед домом. Прости, что пришлось уехать без объяснений. У меня не было выбора.

– Это лучше, чем то, что меня ждало, – сказала я.

Улыбка сошла с моего лица, как только я осознала возможные последствия.

Джаред погладил меня по щеке и пошел к лестнице. Я села в кровати и приготовилась протестовать, однако мой друг приостановился и пообещал:

– Я скоро вернусь.

Растянувшись на кровати, я прислушивалась к его шагам: вот он спустился, дошел до дивана, мгновение было тихо, а потом Джаред стал подниматься по лестнице.

Джаред сел рядом со мной, держа на ладони маленькую красную коробочку.

– Не слишком радуйся. Тут нет ничего особенного.

Я улыбнулась, взяла у него коробочку и потянула за серебристую ленту, завязанную бантиком сверху. Я смотрела на него, удивленно выгнув брови.

– Компенсация за сегодняшний вечер. Да? Что ты думаешь?

Под крышкой лежал отливавший серебром ключ.

– Это от чердака, – пояснил Джаред. – В следующий раз, если что-нибудь случится, тебе не придется ждать на холоде.

– Когда ты успел его сделать? – спросила я, крутя ключик на красной тесемке.

Джаред пожал плечами:

– Несколько дней назад. Собирался отдать, но до сегодняшнего дня он тебе просто не был нужен.

– Ты даешь мне ключ? – не веря своему счастью, спросила я.

Джаред кивнул, а потом нахмурился:

– Я обещал, что никогда тебя не оставлю, и подтверждаю это. Но если случится что-нибудь вроде сегодняшнего, приходи сюда и жди меня. – Он нежно прикоснулся к моей щеке. – Я завоюю твое доверие.

– Я тебе и так доверяю, – сказала я, повторяя его мимику.

Джаред наклонился и прижался губами к моим губам:

– А я доверяю тебе. Сегодня ты славно поработала у себя в комнате.

Я поморщилась:

– Ты все слышал?

Джаред хмыкнул:

– Все. Думаю, буду вздрагивать всякий раз, слыша, как ты упоминаешь мое имя в пустопорожнем разговоре. Хорошо, что Райан…

– Что «хорошо, что Райан»? – спросила я, стараясь заглянуть Джареду в глаза.

– Хорошо, что у меня хватает терпения, – ответил он, пряча от меня взгляд.

– У тебя целая пропасть терпения, но сказать ты хотел совсем другое.

Взгляд Джареда переместился на пол, пробежался по комнате; моему покровителю явно не нравился оборот, который приняла беседа.

– Это имеет отношение к тому, о чем мы с тобой собирались поговорить позже, помнишь?

– Тренировки Клер связаны с Райаном?

Джаред вздохнул:

– Ты ведь не хочешь ждать?

Я медленно покачала головой, не зная, что последует дальше. Два произнесенных имени, казалось, были из разных концов вселенной.

Джаред наклонил голову и взглянул на меня исподлобья:

– Помнишь тот вечер в баре, когда ты впервые увидела Клер? Райан тогда дотронулся до меня.

Я кивнула, и Джаред продолжил:

– Она заломила ему руку и ощутила нечто: как оказалось, это была его боль. – Джаред терпеливо ждал, пока я полностью не осознаю сказанное.

– Райан – талех Клер? – шепотом спросила я, зная, что она все равно может меня услышать.

Я не могла в это поверить, и одновременно меня охватил восторг, словно я услышала какую-то ошеломляющую сплетню.

– Но когда на нас напали грабители… Клер ведь очень одаренная, даже в сравнении с такими же, как она. Разве она допустила бы такое страшное избиение Райана?

– Именно поэтому ситуация и зашла так далеко. Обычно я до подобного не довожу. Клер держала грабителей на мушке. Секунда – и они все были бы выключены из игры. Но тут на передний план вылез Райан. Клер не могла стрелять. Риск был слишком велик. Поэтому я решил вмешаться. – Глаза Джареда помрачнели. Худшее было впереди.

– Почему ты не хотел говорить мне об этом?

Джаред наклонился и поцеловал меня, долго и страстно; он не мог прервать поцелуй, как в тот раз, когда я оставляла его, чтобы поговорить с матерью. Казалось, он прощается со мной навечно.

Наконец Джаред неохотно отстранился и посмотрел на меня:

– По чисто эгоистическим соображениям. Я хотел подождать, пока мы с тобой… пока ты не узнаешь меня лучше.

– И потерял меня.

– Помнишь, когда я объяснял, что такое талех, ты сказала: как это удобно, что Гейб защищает Джека, а я – тебя?

– Да, ты говорил, что группы ангелов стремятся к тому, чтобы держаться семей или людей, которые как-то связаны между собой.

Теперь, когда Джаред обратил на этот факт мое внимание, его значение стало более очевидным.

– Клер защищает Райана, потому что он друг?

Джаред вздохнул и нервно переступил с ноги на ногу:

– Клер является защитницей Райана, и это означает, что он будет связан с тобой постоянно.

Я улыбнулась и покачала головой:

– О чем ты говоришь? Что когда-нибудь Райан станет членом моей семьи? – Джаред молчал, а у меня глаза полезли из орбит. – Ты думаешь, мы с ним поженимся? О, брось! Это полная ерунда!

– Это единственное возможное объяснение, – мрачно сказал Джаред.

– Нет, ты шутишь. Ты просто ничего не знаешь об этом. Так можно вообще что угодно сказать.

– Думаю, если бы ты не узнала меня первым, то захотела бы быть с Райаном. И в один прекрасный день он стал бы твоим мужем. Я бы понял, если бы ты, вооруженная этим знанием, начала относиться ко всему немного иначе. Он хороший друг для тебя. И к тому же он… настойчив. – При этих словах лицо Джареда исказила гримаса раздражения.

Я заключила лицо любимого в ладони и заглянула ему в глаза:

– Оставь это, Джаред. Я люблю тебя. Без тебя меня просто нет.

Какое-то время он молча смотрел на меня.

– Извини, что держал это от тебя в секрете.

– Тебе совершенно не о чем беспокоиться. Я обещаю.

Джаред погасил свет, забрался на кровать со своей стороны и подтащил меня к себе. Уютно устраиваясь в его объятиях, я сказала:

– Я скучала по тебе. Мне будет трудно вернуться к прежней жизни, когда рука совсем заживет. Может быть, на эти выходные я попробую остаться в «Эндрюсе».

– Тебе незачем уезжать, – прошептал Джаред в потемках.

Я положила голову ему на грудь. Большего мне никогда и не хотелось, но тут на память пришли слова Райана о том, что мы сближаемся слишком быстро.

– Этим предложением я воспользуюсь… когда-нибудь, – сказала я, стараясь не задеть чувства Джареда.

– Когда-нибудь, – со вздохом повторил он. – Я понимаю. Все происходит слишком быстро.

– Может быть, совсем чуть-чуть. – Я улыбнулась и поцеловала его грудь.

На следующее утро я проснулась в объятиях Джареда. Он уже не спал и терпеливо прижимал меня к себе. Улыбка сошла с моих губ, когда я осознала, что мы, вероятно, на некоторое время расстанемся и это наше последнее утро вместе.

– Что с тобой? – спросил Джаред; он ощутил мою грусть.

Я сделала глубокий унылый вдох, а после выдохнула:

– Пятница. Вечером я возвращаюсь в «Эндрюс».

– У тебя есть ключ. Ты можешь воспользоваться им, когда пожелаешь.

– Верно, – сказала я и с улыбкой посмотрела на него. – Это утешает.

Джаред убрал с моего лица челку:

– Как я буду просыпаться по утрам и не видеть тебя вот такой, как сейчас… особенно в моей футболке. Я бы относился к ней совсем по-другому, если бы знал, что однажды ты будешь лежать в моих объятиях, одетая в нее. Могу добавить, ты сделала достойный выбор. Это моя любимая.

– Слышала, – с улыбкой ответила я.

– Возьми ее с собой. Я хочу, чтобы она осталась у тебя.

– Но это же твоя любимая футболка! – возразила я, отодвигаясь, чтобы посмотреть на Джареда.

– Мне будет не так грустно вставать по утрам, если я буду знать, что ты просыпаешься в этой футболке, – настаивал он.

– Прекрасный довод. Я беру ее. Но только взаймы.

– О, я не сомневаюсь, что в один прекрасный день она снова окажется в моем шкафу. Не вечно же тебе жить в «Эндрюсе».

Я закусила губу и прижалась щекой к голой груди Джареда. Как-то глупо было лежать с ним и обсуждать мой отъезд, когда мы оба хотели, чтобы тот не состоялся. Друзья не оставят меня в покое, а мама, о! это еще один клубок проблем.

– Я могу приезжать к тебе на выходные.

– Можешь? – спросил Джаред, и глаза его засияли.

– Если это тебя не затруднит. Не хочу навязываться.

Джаред целовал меня, пока трепет не разошелся по моему телу до кончиков пальцев. Когда мне понадобилось перевести дыхание, он отстранился.

– Если позволишь, я сам соберу твои вещи и отвезу их, пока ты будешь на занятиях. А против того, чтобы ты приехала на выходные, я абсолютно не возражаю.

Я расплылась в улыбке и обхватила его руками за шею. Когда Джаред говорил так, мне было трудно вспомнить, почему я сразу не согласилась на то, чего он хотел и к чему стремилась я сама. Мне сразу стало лучше. Теперь я знала, что у нас будет еще несколько дней вместе.

– Ты уже опаздываешь. Я приготовлю кофе, – сказал Джаред и устремился вниз по лестнице.

Я наспех приняла душ, а когда уже надевала пальто, Джаред протянул мне розовую походную кружку. Ну и цвет, мысленно удивилась я, подняла брови и взглянула на Джареда. Тот пожал плечами:

– Это кружка Клер.

– Угу. Думаю, я сегодня поеду на своей машине. Ничего, если ты потом заберешь меня?

Джаред не скрывал разочарования:

– Конечно. Позвони мне, когда будешь готова.

Я встала на цыпочки, чтобы поцеловать его.

– Ладно. Увидимся позже.

Стоило мне занять свое место в аудитории, как профессор начал читать лекцию. Ким наклонилась ко мне и шепнула на ухо:

– Мы с Бет в перерыве идем пить кофе. Ты с нами?

– Конечно. Могу порулить, – предложила я.

В последнее время я редко бывала с Ким и Бет. Послеобеденная встреча в кафе дала возможность славно поболтать; по крайней мере, я узнала, что у подружек нового, и поделилась своими новостями: рассказала, как меня чуть не похитили и не умучили, а мой парень едва не убил человека, который пытался на меня напасть.

Мы втроем сидели за столиком и ждали, пока согреемся. Во второй половине дня температура резко понизилась, на улице свирепствовал ветер. А всего через неделю я буду валяться где-нибудь на пляже – вот радость!

Я маленькими глотками пила кофе, а Бет рассказывала о Чеде. Их отношения развивались, и она упомянула, что впервые с тех пор, как приехала в «Браун», не скучает по дому. Бет даже намеревалась снять на лето квартиру, вместо того чтобы вернуться в Оклахому.

Мне хотелось участвовать в беседе, но оказалось, что я не могу отделаться от мыслей о новых сведениях, которые Джареду удалось вытянуть из мистера Доусона. Как бы узнать, что утаил мой защитник? Едва ли эти новости меня обрадуют.

– Най! На-а-ай! Ты где? У тебя такой вид, будто ты за тысячу миль отсюда, – сказала Ким.

Они с Бет уставились на меня с одинаковым выражением на лицах.

– Ой, извините. Со мной столько всего произошло, – оправдывалась я, хлопая глазами.

У Бет зажужжал мобильник. По ее тону было понятно: звонил Чед. Очевидно, он находился где-то неподалеку, и Бет пригласила его составить нам компанию.

– Надеюсь, вы не против, – сказала она нам, нажав на отбой.

Ким пожала плечами:

– Мне-то что.

– С ним Райан, – добавила Бет, пристально глядя на меня.

Я постаралась не выдать своих чувств. Мы с Райаном не виделись с тех пор, как Джаред сказал, что мне суждено быть с этим парнем. Теперь я не знала, как вести себя с Райаном.

Минут через десять дверь распахнулась, и вошли Чед с Райаном, оба в спортивных костюмах, потные и усталые.

У Райана на глаза была надвинута белая шапочка; он сел напротив меня и ничего не говорил, потом откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки.

– Чем вы занимались? – спросила Бет, пересаживаясь на колени к Чеду.

– Играли в баскетбол. Только что закончили. Продули, – горестно отчитался Чед.

– Они жульничали. Постоянно, – встрял Райан и замолчал, видна была только улыбка.

– Что? Не можешь соблюдать тюремные правила? – Ким пихнула его локтем так, что он покачнулся на стуле.

Райан подтянул шапку наверх и сдвинул ее набок; наконец-то стали видны глаза.

– Я могу соблюдать, но это жульничество – нагружать меня какими-то правилами; они просто утомляют. Потерял двадцать баксов!

– О нет! – смеясь, воскликнула Бет. – Ты потерял деньги, детка?

Чед надулся и кивнул.

– Ой-ой-ой! – сказала Бет и погладила его по спине.

Мы сидели за столиком и обсуждали игру. Наш смех наполнял всю комнату, другие посетители кафе оглядывались на нас. Немного погодя Райан наклонился и придвинул мой стул к себе, ножки скрипнули по полу. Баскетболист-неудачник обхватил рукой спинку моего стула и осклабился – на миг обозначились глубокие ямки на щеках.

В голове стремительно пронеслось: Райан предназначен мне в мужья. Все тело пронзила странная боль. Будущее Райана бесповоротно изменилось в тот миг, когда Джаред сел на скамью на автобусной остановке. Я никогда не отрекусь от того, что было, но меня волновала судьба Райана. Пусть он будет счастлив, но это невозможно, пока я остаюсь на сцене. Однажды мне придется уйти из его жизни насовсем, и из-за этого кто-то один – Клер или Джаред – окажется отлученным от семьи.

Райан обнял меня и прижал к себе:

– Эй, что случилось?

– Мм? – промычала я, не успев оторваться от своих мыслей.

– Она все время была такая, пока сидела здесь, – пожаловалась Ким.

Райан снова прижал меня к себе, я повернулась к нему и обхватила его руками. Он напрягся – видно, не ожидал такого внезапного проявления чувств с моей стороны. Когда прошел первый шок, он положил подбородок мне на плечо и заключил в объятия, а потом прыснул со смеху.

– Что происходит, Най? – шепнул он, уткнувшись мне в шею.

Я покачала головой. Не могла я ничего ему объяснить, а даже если бы объяснила, не хотела, чтобы он понял.

– Мы… мы, пожалуй, пойдем, – сказал Чед.

– Не возражаете, если я поеду с вами? – спросила Ким.

Я отстранилась от Райана и посмотрела на своих подруг:

– Сегодня пятница. Вы собираетесь вечером куда-нибудь пойти?

Ким бросила взгляд на Райана, потом на меня:

– У меня уже есть планы. А завтра вечером?

Я кивнула:

– Заметано.

– Поеду с Ниной, – сказал Райан.

Мы с Бет посмотрели на Чеда, тот пожал плечами и махнул рукой на прощание:

– Отлично. Увидимся.

И вся троица гуськом вышла из кафе. Я смущенно посмотрела на Райана:

– Решено и подписано: я чудовище.

– Ты не чудовище. Чед все равно хотел забрать с собой Бет. Они собирались поужинать вместе.

– Я очистила стол меньше чем за две минуты. Чудовище.

– Ты будешь ужинать?

Я пыталась подыскать слова, как бы поделикатнее отговорить его, но не успела: Райан продолжил раньше, чем мне на ум пришло что-либо путное.

– Давай быстренько перекусим… а потом поедем. Мы с Джошем собирались вечерком выпить по паре пива, – объяснил он.

– О, ну да, ладно. – Я встала.

Мы зашли в забегаловку на ближайшей к «Эндрюсу» автостоянке и принялись набиваться фастфудом. Игра в рекламные слоганы развлекала нас с момента, как мы покинули кафе. Райан мгновенно отражал мои слабые попытки заткнуть его за пояс, и я не могла удержаться от смеха.

– Упражняешься? – посмеивалась я, устав сотрясаться от хохота.

– Не стану врать. У меня было много свободного времени, пока я валялся на больничной койке. – Райан хохотнул, подбросил вверх кусок курятины и поймал его ртом. – Что ты делаешь сегодня вечером?

– Может быть, соберу белье для стирки, а потом отвезу к Джареду, – не задумываясь ответила я.

– Ты опять останешься у него? Ведь ты вроде говорила, что не переезжаешь туда, – сказал Джаред, на этот раз без своей обычной желчности.

– Я никуда не переезжаю! – рявкнула я, ожидая, что сейчас Райан опять начнет язвить.

Но он вздохнул и взял меня за руку:

– Не хочу больше препираться по этому поводу, Най. Я уже сказал все, что считал нужным.

– Я тоже не хочу ссориться. Лучше мы с тобой будем гулять, как раньше, и останемся друзьями. Я скучала по тебе.

Почему-то во мне вдруг родилась надежда, что мы сумеем избавиться от этого любовного морока.

– Я тоже по тебе скучал и больше не буду вести себя как сопляк, – сказал Райан, убирая мне челку с глаз. – Когда ты меня обняла, я понял, каким был дураком. Я не хочу потерять тебя, Нина. Какая разница, с кем ты – с ним, со мной или еще с кем-нибудь. Разве плохо быть просто друзьями, чтобы ты могла рассчитывать на меня, когда я тебе понадоблюсь?

Я втянула носом воздух, стараясь сдержаться, чтобы глаза не заблестели от слез. Райан не знал, что нам придется расстаться, если он хочет быть счастливым. Я просто улыбнулась и кивнула, а Райан еще раз обнял меня:

– Мир?

– Мир, – улыбнулась я.

Райан пошел в свое общежитие, а я тоскливо поплелась в «Эндрюс». Достала мобильник, позвонила Джареду; он снял трубку после первого же гудка.

– Привет. – Голос Джареда тоже звучал невесело.

– Сейчас зайду к себе, соберу кое-какие вещи, и я готова.

Я увидела Джареда, как только завернула за угол: он шел навстречу, приложив к уху телефон. Уголок его рта приподнялся. Получилась какая-то натянутая, неестественная полуулыбка. Я убрала телефон, обхватила Джареда и уткнулась лицом в его грудь. Он мог уловить мои чувства к Райану, и мне было стыдно, что я себе их позволила. Я была нечестна по отношению к ним обоим.

В «эскаладе» царила неловкая тишина, пока машина не остановилась у поребрика перед домом Джареда.

– Нина…

– Все в порядке, – перебила его я.

Пусть и не уверенная в его намерениях, я не хотела тратить время на обсуждение моих чувств к Райану. Джаред считал, что ему остается только положиться на судьбу, но я-то знала, чего хочу. Никаких компромиссов не будет.

Взявшись за руки, мы поднялись на чердак. Я улавливала исходившее от Джареда беспокойство. Повесив пальто на вешалку, я тут же отправилась на кухню, молясь про себя, чтобы там нашлась неубранная посуда или еще что-нибудь, любое дело.

Джаред подошел к роскошной стереосистеме и стал возиться с кнопками и переключателями. Пока я расставляла посуду в разные шкафчики, по комнате разлились звуки знакомой песни. Меня обвили руки Джареда, тепло его кожи распространилось по моей спине. Его щека коснулась моей. Он прижал меня к груди и прошептал мне на ухо:

– Узнаешь песню?

Я кивнула, слушая музыку. Это была мелодия, под которую мы танцевали в баре. В воспоминаниях эта сцена представлялась мне так четко, будто с тех пор не прошло и нескольких часов, а сейчас казалось, что от танца в баре меня отделяет целая жизнь.

– Что это за песня?

– Она называется «Маленькое небо». – Джаред покрывал мою шею осторожными поцелуями, подбираясь к уху.

Я улыбнулась:

– Подходящее название.

Джаред развернул меня к себе, и я заметила, что в его глазах сгущается печаль. Он смотрел на меня, лицо его напряглось.

– Я могу отойти в сторону, Нина, и ты получишь шанс быть с тем, кто назначен тебе судьбой. Будь я чуть-чуть менее эгоистичным, так и сделал бы. Но даже после всех моих глупых ошибок я думаю, что все-таки сумею сделать тебя счастливой. Если хочешь, я откажусь от тебя, – он покачал головой, – но если это не так, тогда я вступлю в схватку с судьбой. Я брошу вызов Небу и аду и всему, что между ними, чтобы удержать тебя.

Я стояла совершенно ошеломленная. Что бы я ни сказала, все будет блеклым на фоне слов Джареда. В его глазах бушевала настоящая буря; я его таким еще никогда не видела.

– Джаред… – Мне было трудно произнести то, что я собиралась сказать.

Он сглотнул, чувствуя мое внутреннее смятение. Я покачала головой, и он убрал руки с моей талии, собираясь мужественно выслушать ответ. Но ответа не последовало.

Я привстала на цыпочки и замерла. Мой взгляд переместился с глаз Джареда на его губы. Джаред стоял неподвижно, ожидая моего решения. Я прикоснулась к его губам своими, и он бережно ответил на мой поцелуй. Обхватив лицо Джареда ладонями, я целовала и целовала его, зарывалась пальцами в волосы. Руки Джареда вернулись ко мне на талию, и поцелуй стал более страстным. Я разомкнула губы, и Джаред решительно привлек меня к себе. Сомнения растаяли; он знал, каково мое решение.

Ощущая его всем телом, я невольно застонала, запустив цепную реакцию. Я задрала рубашку Джареда, и он подхватил мое движение – рубашка была сдернута через голову; почти одновременно я подняла колено, а Джаред крепко подхватил мою ногу и притянул, после чего неспешно поднял меня и усадил на стол.

Я обвила Джареда ногами, пальцы рук впились в голую спину – я привлекала его ближе к себе. Он обхватил мои бедра и подтянул меня к краю стола. Губы Джареда теперь ощущались иначе. Это не был поцелуй, которым он говорил, что любит меня, или прощался со мной. Он отдавался мне.

Джаред стянул с меня свитер; я вздохнула от счастья, когда он прижался ко мне голой грудью. Я крепче впилась в его губы; мы все еще были недостаточно близки. Мое дыхание стало частым и неровным, Джаред быстро поднял меня со стола и понес по комнате к лестнице. Я продолжала обвивать его ногами, а он не отрываясь целовал меня.

Придерживая меня одной рукой за спину, а другой опираясь на матрас, Джаред осторожно опустил меня на ложе. Он осыпал поцелуями мою шею, и я сладко содрогалась от предвкушения. Проведя рукой по выпуклостям его груди и живота, я вытащила конец ремня из шлевок и завозилась с пряжкой. И вот мне удалось расстегнуть ее. С губ Джареда сорвался глухой стон, и он припал ко мне губами.

Вдруг он резко отстранился, его взгляд блуждал.

– Что? – спросила я, приподнимаясь на локтях.

Джаред напрягся и огорченно прикрыл глаза:

– Клер.

В следующее мгновение Клер отперла дверь и открыла ее без стука. Джаред стоял на лестнице и смотрел вниз на сестру.

– Занят? – спросила Клер.

Я зажала рот, чтобы подавить смешок. Только вообразите, какое зрелище предстало глазам Клер. Ей не составило труда догадаться, чем мы занимались.

– Я заберу у тебя ключи, если ты не будешь звонить заранее, – недовольно сказал Джаред.

– Ты так говоришь, будто я не в состоянии вскрыть твой замок в два счета.

– Я серьезно, Клер, – сказал Джаред очень тихо, так что я едва расслышала.

– Ну, извини, – бросила Клер таким тоном, что было ясно: она ни о чем не жалеет. – Бекс уехал на тренинг час назад, мама вся в слезах. Райан сладко спит в своей постели, и, на радость мне, за моим талехом не гоняется ни половина полицейского управления, ни преступники всех мастей.

Джаред повернулся ко мне, его лицо изменилось: вместо гнева на нем читалось: «Прошу прощения».

– Клер останется здесь на ночь, – объяснил он, подходя к шкафу и снимая с вешалки футболку. Потом, похоже, передумал, повесил ее обратно, подошел к моему чемодану и стал копаться в нем в поисках пижамы. – Думаю, мне будет трудно контролировать себя, если ты наденешь мою футболку, – негромко сказал Джаред, передавая мне пижаму.

Я развеселилась. Клер внизу зарычала от злости:

– Чтоб вас!..

Скомканная одежда перелетела через перила и приземлилась у ног Джареда. Это были рубашка и свитер, которые мы оставили на полу в кухне. Было слышно, как открылась дверца холодильника и Клер стала рыться в нем в поисках чего-нибудь съестного. Джаред выкатил глаза и объявил, потирая загривок:

– Пойду приму душ.

Я улыбнулась:

– Холодный?

– Да уж, – ответил он и пошел в ванную.

– Могу составить тебе компанию.

Джаред на секунду замер, занеся ногу, чтобы сделать шаг, а потом закрыл за собой дверь.

Пока он мылся, я переоделась. Мне было немного стыдно, что я дразнилась. Его досада была мне более чем понятна. Я легла на кровать и, покусывая ноготь большого пальца, улыбалась тому, что почти случилось.


8236886867266837.html
8236992463155346.html
    PR.RU™